Армен Аветисян: Джавахк – земля наших предков

ИЦ BAGIN представляет интервью лидера Армяно-Арийского Ордена Армена Аветисяна.

В конце прошлого года вновь обострился арцахский вопрос. Это в основном связывали с событиями 1 марта и междунардной реакцией на них, в особенности, с позицией ПАСЕ…

Да, подобная связь и тенденция развития событий наблюдалась, поскольку Запад, в частности США, был заинтересован в фиксации определенного «прогресса» в арцахской проблеме. Я использую слово «прогресс» в кавычках, поскольку под «прогрессом» Запада подразумевается уступка армянских освобожденных территорий, что для Армяно-Арийского Ордена неприемлемо. Думаю, что жесткая политика Запада подверглась некоторому изменению после подписания в России Майндорфской декларации. Ее влияние было велико, особенно, после шумной победы российской стороны в грузино-осетино-российской войне. Тут обнаружилось опасение США относительно того, что в условиях дальнейшего содействия так называемой радикальной оппозиции, действующей с американской помощью, власти РА вынужденно повернутся в российскую сторону. Поэтому по приказу Вашингтона митинги в Ереване прекратились, что дало возможность властям РА начать новую дипломатическую игру. Это проявилось, в особенности, в процессах, направленных на урегулирование армяно-турецких отношений и достижение стабильности и сотрудничества на Кавказе. Активизировались также обсуждения арцахской проблемы, армяно-азербайджанские контакты. Несколько смягчилось обсуждение вопроса Геноцида армян в США. Так, вопрос «нажатия» на Армению США оставили за Советом Европы.


Однако, Майндорфская декларация и российско-украинская «газовая» война причинили Европе беспокойство, поэтому ПАСЕ деликатно обошла вопрос лишения Армении голоса из-за событий 1 марта, тем самым не оправдав ожидания США (а также армянской оппозиции). В то же время сотрудничая с властями РА, она не подтолкнула Армению к России…

В таком случае что способствовало обострению арцахского вопроса?

Именно об этом я и говорил. Грузино-осетино-российская война в одночасье изменила не только ситуацию в регионе, но и подвергла изменению однополярный мировой порядок. А Майндорфская декларация стала последствием этих перемен, что отразилось и в Хельсинкской декларации. После Пятидневной войны РФ стала уже выраженной сверхдержавой, что заметно раскололо однополярный миропорядок. До этой войны у США и Европы, быть может, были другие цели в вопросе смены власти в РА, однако они существенно изменились после того, как Тбилиси позорно провалил региональные программы Запада. Многое изменило и признание независимости Абхазии и Южной Осетии, что было сделано в противовес признанию независимости Косово. Поэтому обострение, которое ожидалось в связи с вопросом Арцаха и освобожденных территорий, невольно замедлилось. То есть сейчас вопрос обострения проблемы поднимается искусственно как внутри страны, так и за ее пределами. Поскольку Европа последовала за США, то власти РА получили возможность спокойно работать без бурных ежедневных митингов оппозиции, а также не подверглись строгому наказанию и на международной арене укрепили свои позиции. Однако, это не означает, что в вопросах Арцаха и освобожденных территорий обострения не будет. Мы предлагаем: сейчас, пока относительно спокойно, Ереван должен либо вновь подтвердить факт воссоединения РА и НКР, либо должен признать независимость Арцаха, и переговоры с Баку отныне должен вести Степанакерт. Потом, в случае обострения, предпринимать шаги будет, быть может, опаснее, если не сказать, невозможно.

А Вы не думаете, что ожидается волна новых митингов оппозиционеров?

Уверен, что новые митинги будут, но прежней силы они не будут иметь, не будет также прежней американской или европейской поддержки, во всяком случае в ближайшее время. Оппозиция вынуждена проводить митинги, поскольку убедила своих сторонников, что с внешней помощью добъется смены власти и освободит всех заключенных. Сейчас смена власти под большим вопросом, но у них большая моральная ответственность и обязательства перед заключенными и десятками тысяч участников митингов (а также 10 жертвами). Если они не пойдут на радикальные шаги, это будет означать, что все было напрасно, и тогда они могут забыть о политической деятельности и, тем более, о приходе к власти.

В Джавахке тоже неспокойно. Прежде Вы настаивали на том, что нужно обратиться к проблеме независимости Джавахка. Вас обвиняли в открытии второго фронта. Но теперь об этом говорят все, в том числе представители власти.

1-2 года назад я дал интервью одной грузинской газете, в котором сказал, что даже если сейчас Джавахк получит широкую автономию в составе Грузии, то все равно – это земля наших дедов, рано или поздно она должна быть возвращена Армении. Отметил, что если эта проблема решится мирно, то альтернативе армяно-грузинской дружбе в регионе не будет, в противном случае даже путем войны Джавахк вновь станет армянским. Так я высказывался и в армянских СМИ. В грузинской прессе меня, понятное дело, расценили как врага, но удивительно, что подобную характеристику я получил также в армянской прессе и в некоторых армянских политических кругах. Особенно в тех кругах и обслуживающих их СМИ, которые на льготных условиях (находясь в доле с грузинскими братками) развивают свой бизнес. Конечно, они мотивировали это тем, что мы своим экстремизмом приведем к закрытию единственной дороги, связывающей Армению с Западом.

А разве этого бы не произошло, если бы армяно-грузинские отношения обострились?

Так будет всегда до тех пор, пока наш Джавахк принадлежит грузинам. Когда мы поднимали вопрос независимости Джавахка, джавахкские армяне очень прочно стояли на своей земле, и никакие грузинские правители или силовые структуры не играли там роли. Грузины не в состоянии были вести игры ни в Джавахке, ни в Аджарии. Была возможность обретения независимости в рамках конфедерации Аджария-Джавахк, что связало бы нас с внешним миром по Черному морю через порт Батуми. Однако власти РА (и первый, и второй президент) не пошли на этот шаг. Так, в 1990г. мы могли вернуть Нахиджеван: тогда добровольческие отряды, воюющие по всей длине границы нашей исторической родины, на 2-3 км вошли вглубь территории Нахиджевана, а азербайджанцы скопились у границ с Турцией и Ираном и готовы были бежать. Но это не входило в планы некоторых лиц, и они ускорили разоружение и роспуск отрядов.

Теперь, когда Аджария уже грузинизируется, и там правит тбилисский клан, а армяне вытесняются из Джавахка, наши умники только стали играть в антигрузинов. Что, уже не боятся открытия второго фронта? Или начали понимать, что, теряя Джавахк, лишаются перспективы участия в каком-либо экономическом проекте в регионе? Грузины, выдавливая армян из Джавахка, становятся в регионе незаменимой страной, поскольку в рамках сотрудничества между Востоком и Западом все основные региональные инфраструктуры пройдут через Джавахк. Турция и Азербайджан пойдут в обход Армении, даже если мы уступим нашему врагу освобожденные территории и Арцах. Через исламский Иран Запад не станет проводить региональные инфраструктуры, а Армения на Мегринском участке разрывает непосредственную связь между Турцией и Азербайджаном. Остается территория Джавахка. Все это было настолько ясно еще годы назад, что защитники интересов Армении не могли не понимать этого, однако вопрос собственного бизнеса и личного благополучия для них был важнее, а теперь они цепляются за соломинку. Хотят получить новый Нахиджеван?..

То есть получается, что опасность потери Джавахка реальна?

Если мы будем сидеть сложа руки, то реальна, а как же. Но я не думаю, что до этого дойдет. Во-первых, у Армении есть столько военной силы, что при желании она может быстро решить вопрос Джавахка. И потом: в случае правильной внешней политики Россия не будет против того, чтобы Аджария вновь была «дегрузинизирована» и подобно Абхазии и Южной Осетии обрела независимость или же образовала с Джавахком конфедерацию. В обоих случаях мы выиграем: через воссоединенный с Арменией Джавахк и через территорию Аджарии мы свяжемся с внешним миром или же Армения признает конфедеративное государство Аджария-Джавахк, и вопрос решится таким образом. Сегодня российские политологи предлагают варианты, включающие в себя полное дробление Грузии. Речь идет даже о том, что в свое время отмеченный мною вариант обсуждался в годы СССР на одной из встреч Микоян-Хрущев.

Мы можем стать незаменимой страной в регионе. Если у нас два фронта, то у Грузии фронтов уже вдвое больше, чем у нас, и их число еще увеличится. Тоже самое в случае с Азербайджаном. Вскоре подобные этнические и территориальные проблемы возникнут и в Турции. Нужно действовать. Все зависит от нашей решительности и быстроты.

Беседовала Наре Мшецян
"Лусанцк", 5(91), 2009г.
Русский перевод ИЦ "Багин.инфо"

Այս գրառումը հրապարակվել է Аналитика, Армяно-Арийский Орден խորագրում։ Էջանշեք մշտական հղումը։